Прихожанка.ру - женский православный форум

Чтобы продолжить, подтвердите, что вы не робот. Мы заметили странную активность с вашего компьютера. Возможно, мы ошиблись, и эта активность идёт не от вас. В таком случае, подтвердите , что вы не робот и продолжайте пользоваться нашим сайтом.

Размышления над прочитанной книгой Чингиза Айтматова «Плаха»

Снега было много вокруг. На всем протяжении Прииссыккульского кряжа горы были завалены метельным свеем, прокатившимся по этим местам пару дней тому назад, как полыхнувший вдруг по прихоти своевольной стихии пожар. Жутко, что тут разыгралось — в метельной кромешности исчезли горы, исчезло небо, исчез весь прежний видимый мир.

Потом все стихло, и погода прояснилась. С тех пор, с умиротворением снежного шторма, скованные великими заносами горы стояли в цепенеющей и отстранившейся ото всего на свете стылой тишине.

Чингиз Айтматов Москва, сентябрь г. . и яростности движения составов и все-таки, превозмогая страх и отвращение к чуждым.

Вслед за коротким, легким, как детское дыхание, дневным потеплением на обращенных к солнцу горных склонах погода вскоре неуловимо изменилась — заветрило с ледников, и уже закрадывались по ущельям всюду проникающие резкие ранние сумерки, несущие за собой холодную сизость предстоящей снежной ночи. Снега было много вокруг. На всем протяжении Прииссыккульского кряжа горы были завалены метельным свеем, прокатившимся по этим местам пару дней тому назад, как полыхнувший вдруг по прихоти своевольной стихии пожар.

Жутко, что тут разыгралось — в метельной кромешности исчезли горы, исчезло небо, исчез весь прежний видимый мир. Потом все стихло, и погода прояснилась. С тех пор, с умиротворением снежного шторма, скованные великими заносами горы стояли в цепенеющей и отстранившейся ото всего на свете стылой тишине. И только все настойчивей возрастающий и все прибывающий гул крупнотоннажного вертолета, пробирающегося в тот предвечерний час по каньону Узун-Чат к ледяному перевалу Ала-Монгю, задымленному в ветреной выси кручеными облаками, все нарастал, все приближался, усиливаясь с каждой минутой, и наконец восторжествовал — полностью завладел пространством и поплыл всеподавляющим, гремучим рокотом над недоступными ни для чего, кроме звука и света, хребтами, вершинами, высотными льдами.

Умножаемый среди скал и распадков многократным эхом, грохот над головой надвигался с такой неотвратимой и грозной силой, что казалось, еще немного — и случится нечто страшное, как тогда — при землетрясении… какой-то критический момент так и получилось — с крутого, обнаженного ветрами каменистого откоса, что оказался по курсу полета, тронулась, дрогнув от звукового удара, небольшая осыпь и тут же приостановилась, как заговоренная кровь.

Этого толчка неустойчивому грунту, однако, было достаточно, чтобы несколько увесистых камней, сорвавшись с крутизны, покатились вниз, все больше разбегаясь, раскручиваясь, вздымая следом пыль и щебень, а у самого подножия проломились, подобно пушечным ядрам, сквозь кусты краснотала и барбариса, пробили сугробы, достигли накатом волчьего логова, устроенного здесь серыми под свесом скалы, в скрытой за зарослями расщелине близ небольшого, наполовину замерзшего теплого ручья. Волчица Акбара отпрянула от скатившихся сверху камней и посыпавшегося снега и, пятясь в темень расщелины, сжалась, как пружина, вздыбив загривок и глядя прд собой дико горящими в полутьме, фосфоресцирующими глазами, готовая в любой момент к схватке.

Но опасения ее были напрасны. Это в открытой степи страшно, когда от преследующего вертолета некуда деться, когда он, настигая, неотступно гонится по пятам, оглушая свистом винтов и поражая автоматными очередями, когда в целом свете нет от вертолета спасения, когда нт такой щели, где можно было бы схоронить бедовую волчью голову, — ведь не расступится же земля, чтобы дать укрытие гонимым. В горах иное дело — здесь всегда можно ускакать, всегда найдется где затаиться, где переждать угрозу.

Вертолет здесь не страшен, в горах вертолету самому страшно.

Айтматов Чингиз

Чингиз Айтматов Цитаты показано: Родился в года в деревне Шекер Таласская область Киргизии. Отец Торекул был крестьянским активистом, после прихода советской власти — партийным работником, которого в году арестовали и через год расстреляли.

Мустафа Сафич был старше Айтматова на десять лет, он прошел сильного мужского начала, но именно – уважение, не страх и унижение У Чингиза Айматова была только проза – и он отвечал на все свои.

Все здесь овеяно славой предков; множество легенд, сказок, преданий повествуют о многовековой борьбе киргизского народа за свою независимость. Именно в детстве закладываются подлинные знания родной речи, именно тогда возникает ощущение причастности своей к окружающим людям, к окружающей природе, к родной культуре". Отрочество и юность будущего писателя пришлись на суровые годы Великой Отечественной войны.

Из-за отсутствия в аиле взрослых мужчин подростку пришлось работать секретарем сельского совета, учетчиком тракторной бригады, исполнять различные общественные поручения. Я увидел свой народ в другом его состоянии - в момент наивысшей опасности для Родины, в момент наивысшего напряжения духовных и физических сил. Я вынужден был, обязан был видеть это - я знал каждую семью на территории сельсовета, знал каждого члена семьи, знал наперечет немудреное хозяйство всех дворов.

Я узнал жизнь с разных сторон, в разных ее проявлениях".

Чингиз Айтматов

Рассказать Рекомендовать Айтматов Чингиз Торекулович - знаменитый киргизский и российский писатель. Его творчество было отмечено многими критиками, а произведения признавались поистине гениальными. Многие из них принесли автору мировую известность. Роман"Плаха" Чингиз Айтматов краткое содержание книги, возможно, заинтересует поклонников этого писателя издал в году.

Начало произведения, или Волчье семейство Начинается повествование с описания заповедника, в котором обитает волчья пара.

Для родной киргизской литературы Чингиз Айтматов - классик, . Айтматов - писатель от Бога. У Айтматова все естественно, органично. . где есть ощущение и страха быстротечности жизни, и радости.

Однако жил и творил он вне географии и не для одного народа. В прошлом году летом в книжном отделе ЦУМа мы купили его новую книгу"Когда падают горы", над которой автор работал десять лет. На яркой суперобложке - фотография снежного барса, а на обороте - портрет молодого писателя. Книга издана в Санкт-Петербурге в издательстве"Азбука" в году. Одним из первых авторов, чьи произведения будут включены в масштабный альманах, назван Чингиз Айтматов.

Он войдет в генетическую память не только нации, но и всего рода человеческого! Чингиз Айтматов поистине является одним из величайших писателей столетия. Его произведения были переведены на более чем языков мира, изданы в странах тиражом более миллионов экземпляров. Только повесть"Джамиля", принесшая Айтматову мировую известность, была переиздана на немецком языке 37 раз!

Чингиз Айтматов «Плаха»

Цитата дня Если ты любишь двух людей одновременно, выбери второго. Если бы ты любил первую, то не влюбился бы во вторую. К цитатам Айтматова Чингиза должен прислушаться каждый человек, ведь это очень умные фразы.

Но почему-то все никак не могла за неё взяться, думая, что она мне не понравится. А начав читать, не смогла оторваться, пока не были прочитаны.

Личности масштаба Чингиза Айтматова рождаются нечасто. Сила их мысли, магнетизм продолжают оказывать космическое воздействие даже тогда, когда они уходят от нас. Наверное, поэтому мы так высоко ценим каждое новое воспоминание о наших великих современниках. Своими воспоминаниями о Чингизе Торекуловиче делится его младшая сестра Роза Айтматова.

Книга написана в соавторстве с ее племянником Асаном Ахматовым. Однако мы все знаем: Особенно сокровенны минуты счастья, проведенные в семейном кругу рядом с любимыми и близкими. Я думаю, таких минут было у меня много… Роза эже замолчала и, отхлебнув из красивой фарфоровой чашки, на некоторое время погрузилась в воспоминания, и прошедшее время тут же вернулось к ней. Ровным, спокойным голосом она продолжила:

Писатель, философ, дипломат

Часть первая Вслед за коротким, легким, как детское дыхание, дневным потеплением на обращенных к солнцу горных склонах погода вскоре неуловимо изменилась: Снега было много вокруг. На всем протяжении Прииссыккульского кряжа горы были завалены метельным свеем, прокатившимся по этим местам пару дней тому назад, как полыхнувший вдруг по прихоти своевольной стихии пожар.

Татарстан и Чингиза Айтматова объединяет идея необходимости сохранения и развития национальных языков и литератур.

Первое собрание — трёхтомник — годов, второе — семитомник года, третье — полное собрание в восьми томах, вышедшее в Казахстане уже после кончины писателя. Два из них с дарственной надписью Чингиза Торекуловича, которого при жизни мне довелось называть Чингиз-ага. А чего стоят образы животных, в силу великого таланта писателя — истинного художника слова, одухотворённых и очеловеченных, зачастую превосходящих нас, смертных и грешных, своим природным благородством. Пегий пёс, бегущий краем моря, старик-рыбак, которому судьба сродни морю и небу, рыба-женщина, влекущая нетерпением плоти, конь Гульсары и верблюд Каранар, волчица Акбара и Рогатая мать-олениха.

Раймалы-певец и брат его Абдильхан, конь Саралу и юная певица Бегимай, к которой обращены слова: Даже некоторые фразы, взятые отдельно из ткани повествования, становятся афоризмами, крылатыми словами.

монолог волчицы Акбары, отрывок из романа Чингиза Айтматова"Плаха"

Чингиз Торекулович Айтматов Плаха Самый верный путь к творческому бессмертию — это писать — с точки зрения смерти, или, что в данном случае одно и то же, с точки зрения вечности. Именно с этой позиции пишет свою прозу Чингиз Айтматов, классик русской и киргизской литературы, лауреат самых престижных премий, хотя последнее обстоятельство в глазах читателя современного, сформировавшегося уже на руинах некогда великой империи, не является столь уж важным.

Но несомненно важным оказалось другое:

Читать онлайн книгу «Первый учитель» автора Чингиз Айтматов. Простая регистрация на Я хожу в предрассветной тиши и все думаю, думаю, думаю .

Зло побеждает, а значит, совсем скоро люди не смогут больше испить чашу мучения и восторга, познав музыку ветра, не увидят вечного и бесконечного неба… Приговор Айтматова — это уже не лермонтовское учение о тождестве добра и зла, выдвинувшее принципы оправдания зла из-за того, что родились эти противоположности из одного корня; это и не булгаковское зло, которое совершает благо.

Герои Айтматова идут на Голгофу, другой дороги нет. Да потому, что умирает душа человеческая, а когда это происходит, умирает и сам человек. Поэтому возникает потребность говорить об экологии духа. Не случайно все события романа в большей или меньшей степени связаны с природой. В мировой литературе духовность и богатство внутреннего содержания героев определялись степенью их близости к природе.

Трагедия родилась в Моюнкумах… Людям понадобилось выполнить план по мясосдаче, но честно решать свои проблемы люди разучились.

Айтматов Чингиз. Плаха (Часть 1). Аудиокнига